Категории каталога

Статьи [20]
AirMai Help для WinLink по русски [18]

Форма входа





Воскресенье, 17.12.2017, 18:47
Приветствую Вас Гость | RSS
Радионавигатор
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Статьи

Лёня на Северном полюсе.

Сергей Бессараб (RV6ASX).

Лёня на Северном Полюсе.

 

Человеку вообще свойственно мечтать. Без этого и человек не человек. Зверушки разные, наверное, и то о чем-нибудь мечтают, хотя скромнее, чем мы. Радиолюбители тоже мечтают, как и все люди. Только мечты у нас, у радиолюбителей необычные, сейчас объясню. Вот возьмем, например, среднестатистическую человеческую особь. Для простоты мужского пола. Так как с женщинами все гораздо сложнее обстоит, и о чем они мечтают, я не знаю. Из анекдотов про блондинок могу только догадываться. Ну, так это догадки всего-навсего. Если тут напишу про них свои фантазии, они меня потом заклюют. А с мужиками проще. По себе знаю. О чем мечтают мужики? Ну, на рыбалку поехать, на охоту, с друзьями собраться, пиво-водка, папиросы, про остальное молчу, а то жена прочитает, не дай Бог прибьет. (Хотя я не такой, честное слово) Про что еще мечтают? Про машину новую мощную, ну там квартиру, дачу. Чтобы жена была хорошая, на рыбалку, к друзьям, если что, отпускала. Теща должна быть душевная, с пониманием, без пилы за пазухой.

Радиолюбители тоже об этом всем мечтают, мужики все же (Эх, дам среди нас мало). Но у нас есть еще свои особенные радиолюбительские мечты. Ну, к примеру:  Страну новую на «восьмидесятке» или на «сто шестьдесят» докричаться. Карточку редкую от такого же радиолюбителя из дальней страны получить. Потом, что еще, в радио-экспедицию съездить на остров на какой-нибудь, еще куда. Антенну новую супер-пупер у себя в огороде установить или на крыше. Это так, короткий список, можно продолжать еще долго и долго.

Мы с Лёней мечтали попасть на остров Буве. Есть такой в южной Атлантике, практически в центре треугольника между Африкой, Южной Америкой и Антарктическим континентом. Где-то слышал, что это самый удаленный от другой суши остров. Похоже на то. Мечтали мы вечерами и ночами на пролет, вместо того, что бы делать, как положено, уроки, сидя за старым круглым столом нашей квартирной хозяйки на сессии в Таганроге. Наш сокурсник и друг Вовка только подсмеивался над нами. Он путевый. И тогда был, а сейчас так вообще. В общем, мечтали мы про остров Буве, как поедем туда на пароходе, какие антенны с собой надо брать, какую аппаратуру, как все нас звать будут наперебой из разных, разных стран, какие классные мы будем, что туда съездили. Время прошло, не попали мы пока туда. Ну, еще не вечер. Но Лёня больше в мечте продвинулся, чем я. Я чего, только до островов в Таманском заливе и добрался. А Лёня в Антарктиде был с экспедицией. На Северном полюсе побывал, еще в нескольких интересных местах (потом расскажу). Вот решил я про его путешествие на Северный полюс рассказать. Интересно ведь.

В общем, все как всегда, решили большие люди на Северный полюс скататься, экспедицию замутить. В Антарктиде были, чего там еще ловить. А тут и ближе, считай в огороде почти что. Через пол мира лететь не надо, все рядом. Договориться по всем вопросам не проблема. Большие люди на то и большие, что бы решать большие вопросы, а по мелочам чего заморачиваться? Несолидно!

Помпы и шумихи особой вокруг этого мероприятия устраивать не стали, так как кто его знает, что и как получится, а то, про историю с АН-3 неприятный осадок в душе еще остался. Как и в прошлый раз собрали команду. Лёню нашего, спасибо им, не забыли и снова с собой позвали связь держать. Лёня сразу согласился, чего тут думать долго!? Обычным путем с помощью друзей-товарищей все необходимое подготовил. На святое дело каждый рад помочь. Оно и правильно. Дальше накатанной дорожкой до Москвы. Там в аэропорт, где экспедиция готовится. Экспедиция – правильное слово! Вот если на природу с шашлыками, то какая же это экспедиция? Кто умный так назовет? А тут Северный полюс! Шутки в сторону! Как Лёня потом рассказал: - «Знаешь, Серега, Антарктида это так, детский сад, по сравнению с Арктикой! Вот где страшно по настоящему! Под тобой лёд, подо льдом океанская толща, 4500 м до дна, и все вокруг трещит, трещит, движется, торосы на глазах образуются, промоины. На GPS смотришь, а циферки координат меняются, как на телеге по ухабам едешь». Ну да ладно, чего-то я вперед заскочил. Надо же по порядку рассказывать.

Так вот, решили в этот раз, ни с какими самолетными экспериментами не заморачиваться. Хватит уже. Французов повезли на полюс и прочую европейскую туристическую массу. Они, иностранцы эти, на это и денюжек подкинули. Не все же нам башлять буржуев. Пусть себе тоже раскошеливаются. Чтобы научную пользу при всем при этом поиметь, еще ученых захватили. Туристы гуляют, начальство вокруг них, ученые лунки бурят во льду, анализы делают. Лёня, как обычно, связью занимается. Все при деле.

Расклад нормальный. Только чтобы все эти задумки в жизнь воплотить, надо еще до полюса добраться. Туда как в песне: - «Только самолетом можно долететь…». Конечно, по-разному народ добирается. Кто на лыжах, кто пешком, кто на собачьих упряжках, кто с парашютом сигает с самолета. На подводной лодке люди ездили, на атомном ледоколе. Еще, было дело, лет сто назад, на воздушном шаре, на дирижабле народ исполнял. Способов много. Удобнее всего на самолете. Это понятно.

Сели в самолет ИЛ-18, прилетели в ПГТ Хатанга. ПГТ, - это поселок городского типа расшифровывается. Я, честно говоря, думал, что Хатанга, это город. Лёня говорит, что ПГТ. Я не знаю, кто прав. Может, Лёня так пошутил. Хатанга находится на Таймырском полуострове. Там вечная мерзлота. Рядом речка есть, тоже Хатанга называется. Летели не кучно в самолете. Лёня говорит, что кроме пилотов их трое всего летело. Остальное место экспедиционным имуществом занято было, палатки и все что полагается  с собой брать.
 
В Хатанге стали погоду ждать, чтобы дальше лететь. Обычное дело уже. Только в этот раз все по честному, без дураков. На месте приземления, возле Северного полюса, ветер сильный был, метель, лед трескаться начал, полыньи, разводья. Нужно было выждать, пока ветер утихнет, и лед снова сойдется, а то приземляться нельзя. Решили изучить местные достопримечательности. Когда еще в Хатанге побываешь? Показали нашим ребятам музей, самой природой созданный. В обрывистом берегу речки Хатанга пробурена штольня, прямо в вечной мерзлоте. Внутри мамонт настоящий, в вечную мерзлоту вмерзший, Бог знает сколько лет назад. Наружу только хобот да бивни торчат.
В этой штольне всегда холодно как в морозилке, даже за короткое Таймырское лето не оттаивает. Изморозь на стенах, на потолке. В общем, диковинка. А так, ничего особенного, городок небольшой, тротуары деревянные, людей мало. В основном народ живет, который по работе с Арктикой связан. Пограничники в гости ходили. Каждый день, через день документы сверяли-проверяли. Это, чтобы враг не пробрался, ну и от скуки. Когда еще новое лицо увидишь. А тут и люди душевные приехали. Интересное порассказать могут, чего там, на большой земле творится. На хорошую компанию и водку не жадные.
Две недели так прошло, пока, наконец, погода угомонилась. Вылетели из Хатанги. На этот раз на самолете конструкции АН. Рейс на Северный полюс с промежуточной остановкой на островах Северная земля.
С собой до кучи взяли американцев, человек пятнадцать. Они попросились. Им тоже на полюс надо было. Решили взять, зачем отказывать, все равно в одно и то же место путь. Приземлились на Северной Земле, на острове Средний. Пока американцы задницы отогревали в сараюшке возле аэродрома, Лёня с нашими ребятами перегрузкой занимались. Восемь тонн груза перекидать, разгрузить, перегрузить пришлось. Торопились ужасно, так как боялись погодное окно пропустить. В Арктике погода быстро меняется, метель вот-вот начнется. Не по-товарищески, думаю, американцы поступили. Все-таки не на Манхэттене, не Майами-бич. Могли бы и помочь. Что тут скажешь? Вольному воля! Таких решили с собой в компанию в следующий раз не брать. Ну, да Бог с ними. Успели до метели взлететь. Нормально.
Прилетели на «Барнео». Это такой ледовый аэродром возле Северного полюса.
 
На самом полюсе можно, конечно, аэродром организовать, только смысла нет, так как лед постоянно движется. Выбирают льдину попрочнее и на ней аэродром делают. И так каждый год. А на сам полюс, если надо, на вертолете едут.
А туристы разные (их там много сейчас) могут по желанию на лыжах, еще, на чем сходить. Это аттракцион такой. Хочешь быть Нансеном, - пожалуйста. За ваши деньги, любой каприз. Как в сауне. На «Барнео» взлетная полоса на льдине есть и два лагеря: - Французский и наш, Российский. Один лагерь с одной стороны, другой, -  с другой.
В нашем лагере, как раз, бомонд столичный тусовался. Из известных Дроздов был, из «В мире животных», потом Дмитрий Крылов, это который «Непутевые заметки» передачу по телевизору ведет. Может еще, кто был из знаменитых, но Лёня этих видел. Крылов и остальные, великие конечно, а Дроздов дядька простой. Все гулять ходил за торосами. Уйдет километров за восемь и гуляет. Может зверушек каких искал. Народ волнуется: - «Что же вы, батенька, так далеко гуляете? Беспокоимся!» А он: - «Да вот, как-то так все…».
Два дня Лёня на «Барнео» провел. Тоже пришлось погоды подождать. Потом его и научных работников посадили в вертолет МИ-8 и отправили на взаправдашний Северный полюс. Высадили их втроем, быстренько из вертолета скинули барахлишко и вертолет обратно полетел, а ребята остались. Хотели ребята попросить вертолетчика, чтобы он им льдину покрепче выбрал, только он хмурый был, сказал некогда.
 
На полюсе ветер поднялся, Лёня говорит, метров двадцать в секунду было, морозец около двадцати пяти градусов. Морозец то ладно, привыкшие все, ветер все портил, сильный очень.
Нужно лагерь разворачивать. Стали первую палатку устанавливать. Восемь часов с нею мучались, не могли поставить. Каркас собрали, начали полог палатки на каркас сооружать, ветер не дает, из рук палатку вырывает, а на морозе, да на ветру материал жесткий становится, как кусок фанеры, да еще все время норовит по голове шлепнуть. Метель опять же, снег глаза не дает открыть. Веревки тоже колом стоят, как проволока гнутся. Думали уже все, кранты, не выжить. Устали, намерзлись на ветру и конца-края этому не видать. Спрятаться, передохнуть негде. Потом все-таки изловчились и поставили палатку, натянули полог, закрепили. Лёне еще пришлось антенну ставить. Пока ребята более-менее сносные условия в палатке организовывали, Лёня собрал невысокую мачту, воткнул прямо в снег. Основательно пока не стал заморачиваться. Диполь у него еще с «Барнео» был заготовлен на нужную частоту. Подключил трансивер к антенне, к аккумулятору. Передал на базу, что все в порядке, живые. Решили спать лечь. За восемь часов на морозе, да на ветру так ухайдокались, что ели ноги передвигали. Холодно в палатке, печку не затопишь, её еще от снега и льда очистить, отогреть надо, зато ветра нет - затишек. Как сказал Лёня: - «Грелись «пердячим паром», иначе никак». Не литературное слово «пердячий», можно было по-другому написать, но из песни слов не выкинешь. В общем, удалось поспать часа три и при этом дуба не врезать.
 
Проснулся Лёня, вышел из палатки на окрестности взглянуть. Получилась другая песня: - «На палубу вышел, а палубы нет».
 
Пока спали, за три часа ветер разогнал лед, возле самой палатки, буквально в двух шагах образовалось разводье, метров пятьсот в ширину. Лагерь на льдине оказался, возле самого её края, как в вершине треугольника. Рядом куча груза с экспедиционными штуками лежала. Повезло, что под нее в самом начале фанерку постелили. А то утопла бы половина всех причиндалов. Часть кучи на фанерке прямо над водой висела. Давай срочно просыпаться и перетаскивать лагерь через трещины и торосы на более основательный лед, пока ветер не поменялся, и трещины снова не разошлись в разные стороны. Хорошо, что льдина только с одной стороны от остального льда далеко отошла, а то вертолет пришлось бы обратно вызывать и эвакуироваться срочно.
Метров за пятьсот все таскать пришлось. Поставили палатку на новом месте. Тоже намучились, пока собрали. Палатки Нижегородские, отечественные, дырки не там где надо, а там где надо нет. Не удивительно, но не приятно. В палатке печку затопили, просушились, отдохнули маленько. Жизнь наладилась.
Сели, обмыли новоселье и везенье, и что живы остались. Поели. Стали дальше устраиваться. Надо же лагерь подготовить для научных исследований и для приемки остальных членов экспедиции. Неделю всем этим занимались, пока все сделали. Лёня, Володя -Чиф (это не фамилия, шеф по-нашему, руководит всем), Лёха – ледовый разведчик.
В общем, неделю работали, не разгибаясь, обустроились на новом месте, поставили две палатки, соорудили две «иглу». «Иглу» это такие эскимосские хижины из льда или снега. В одной палатке спальня и склад, во второй лаборатория, кухня и Лёнин «шек».
«Шек» - слово английское, дословно означает «хижина», «лачуга», «сарайчик». Радиолюбители так называют свой закуток, где аппаратура стоит. В жизни, чаще всего, жены своих мужей – радиолюбителей в гостиные и спальни со своим железным барахлом не пускают, чтобы интерьер не портили. По этому приходится ютиться где придется, кто на чердаке, кто в летней кухне во дворе, кто в сараюшке, на балконе еще. Слово и прижилось. Тем более что оно, это слово, уютное такое. Лучше может, только слово «бэндешка», но это чаще строители разные используют.
Иглу номер один - лаборатория для бурения лунок, взятия образцов воды. Для научных целей, одним словом.
Вторая иглу - туалет типа «сортир».
В Арктике с этим проще, чем на Антарктиде. Свое дерьмо мешками вывозить не надо. Все равно пока до Гренландии вместе со льдом додрейфует природа это дело за милую душу безотходно переработает. С этой второй «иглу» потом ситуация забавная вышла.
Пробурили там две лунки: одна для естественных надобностей, вторая для отходов, мусора.
Комиссар (была там и такая должность, он во второй партии приехал, потом) решил туда из кастрюли кипяточек вылить. А лунки не до конца пробурены были. Между дном лунок и водой океана лед еще был не пробуренный. Кипяточек в лунку вылился (в ту, которая для мусора), ледок подтаял. По закону сообщающихся сосудов, как плюхнуло обратно из лунки вверх, хорошо, что не дерьмом. Фонтан получился. Комиссар из «иглу» с матами, да прибаутками вылетел. Повеселились. Такие дела. Ну, да это потом было, вперед опять забежал.
Собрал Лёня свои антенны. Поставил мачту, все основательно сделал. Оборудование, трансивер, усилитель подключил. Направление для антенны, Лёня рассказывал, легко определять было - кула ни крути, всюду юг.
От генератора все запитали, аккумулятор оставили на всякий случай. Каждый день с базой связь по радио. Там тоже оставшиеся ребята беспокоятся. Хотели сразу остальные прилететь, но погода опять не дала. Крайний Север, ничего не поделаешь! Вокруг полярный день, самое сложное это определиться, когда ложиться спать. По часам только и ориентировались. Солнышко по кругу ходит. Изредка тучки. Гало видели, это когда три солнца сразу. Атмосферно-оптическая иллюзия.

Через неделю вертолет прилетел, остальных привез, оборудование недостающее, приветы, пожелания. Экспедиция пополнилась еще тремя членами: Вася глясиолог - это ученый, который лёд изучает, Зачек – метеоролог (это не имя, а фамилия такая, а имя Лёня к своему стыду забыл). Комиссар приехал (это не имя и не фамилия, не запомнил их Лёня). Русскому человеку кто такой и чем занимается рассказывать не надо. В общем, закипела работа в полный рост и по полной программе.

Потом к ним еще гости приезжали. Норвежский ученый с переводчиком захотел посмотреть на русскую экспедицию. Пообщаться с товарищами по профессии. На «Барнео» нашим ребятам «ореол» героический прилепили, типа шестеро Русских на полюсе в палатке живут, вот норвежцу интересно и стало. Прилетели они, идут по снегу к лагерю. Лёня видит, - знакомое лицо. Ба! Так это Гонсало! Чилийский переводчик. Лёня с ним по Антарктиде знаком, вместе там были. Гонсало тоже глазам своим не верит: - «Леонидо! Как? Ты тоже тут!». Правду говорят, - «Гора с горой не сходятся, а человек с человеком сойдутся». Не так давно на Антарктиде были, теперь на Северном полюсе встретиться довелось. Норвежец на это смотрит, удивляется. Не думал он, что на шапке мира вот так запросто старые знакомые могут встретиться, да еще из стран, которые на разных сторонах глобуса нарисованы. Но ничего, нормальный мужик этот норвежец, фишку рубит. После такой встречи все пошло без лишнего официоза. Сели, пообедали. Как положено гостей встретили. Наобщался норвежец с нашими ребятами всласть. Ничего удивительного, ученым всегда есть о чем поговорить, хоть и из разных стран. Дело то общее! Наши тоже не хухры-мухры. Все ученые, из институтов разных, Арктика – Антарктика, все дела. Это Лёня их по-свойски так называл: Володя, Лёха, Вася. А так ученые, и не из последних! В своих областях авторитеты!
В общем, пролетели две недели на полюсе.
Если правду говорить, то не все время на самом полюсе. Возило их вместе со льдом вокруг да около. Самая дальняя точка дрейфа от полюса 80 километров была, а к концу экспедиции их на 38 километров обратно к полюсу подтащило. После высадки, пока далеко от полюса не унесло, Лёня настоящую точку Северного полюса нашел. Побродить пришлось по торосам с GPS-ом (лед то двигается постоянно). Поручение у него было -  флаг одной конторы Краснодарской на самом полюсе сфотографировать. (На фотографии это он с флагом нашего радиоклуба RK6AXS)
Думал, ему денюжку небольшую для поддержки штанов выпишут. Сфотографировал, конечно, только денюжки ему не дали потом. Сказали, что: - «Такую фотографию можно было и у нас за околицей сделать и на полюс никакой не ездить. Подумаешь, эка невидаль, льды да торосы. У нас в этом году тоже снега много намело». Фотографию, правда, забрали и на доске почета у себя повесили, типа всё круто.

Ну вот, пролетело время, пора обратно на «Барнео» лететь. Свернули лагерь, вертолет прилетел, загрузили все. Тут Лёня вспомнил, что коллекцию не пополнил. Он всегда на задницу водоемы коллекционирует. Наверное, помните, я рассказывал? А тут, незадача, совсем из головы вылетело за всеми заботами. Попросил Лёху, ледового разведчика, лунку оперативно провертеть для этой процедуры. Лёха - молодец, не отказал в просьбе. Лёня свою коллекцию пополнил, в Северный Ледовитый океан задницу макнул. Надо же было, для коллекции. Теперь можно лететь, дела все сделаны.

Обратно на вертолете их вез дядя Вова – вертолетчик. Не чета тому хмурому, с которым до этого ездили. Лёня говорит, что дядю Вову все там уважали и любили. Потому что летчик – ас и человек замечательный. Канадец один, тоже вертолетчик, только канадский, тоже восхищался. Говорит, у нас с таким налетом часов в Арктике, как у дяди Вовы за месяц, летчиков на пенсию провожают. И считается, что дольше летчику летать в Арктике невозможно. А дядя Вова и не задумывается, наверное, сколько чего он там налетал. Летает и все. Потому, что пенсия у нас далеко не канадская, да и дома скучно на печке. И вообще.

Лететь, правда, пришлось, как в трамвае ехать в час пик. Сидячих мест не было. Весь салон вертолета экспедиционным имуществом завален был. Ребята наши стоя летели. По дороге вертолетчики еще двоих норвежцев подобрали. Тоже полярные исследователи, только норвежские. Они решили из «точки Нансена» до полюса на лыжах дойти. Точка Нансена это 85 градусов 57 минут северной широты и 67 градусов восточной долготы – самая северная точка дрейфа судна Нансена «Фрам». От этого места до полюса более 400 километров, в добавок еще против направления дрейфа льдов пробираться надо было. Нансен со своим спутником лейтенантом Йохансеном из этой точки пытался до Северного полюса на собачьих упряжках да на лыжах дойти. Не удалось им это тогда, повернули назад. Научно-популярная литература рассказывает, что шли они, шли, пока Нансен не понял, что до полюса-то они дойдут, а вот обратно вернуться не судьба будет. Здоровья и сил не хватит, харчей тоже. В общем, серьезную задачу норвежцы перед собой поставили, трудную и почетную. Решили выполнить то, что их знаменитому земляку не удалось больше ста лет назад. Два года они к этому готовились, тренировались. Лёня потом на «Барнео» с ними полторы недели в одной палатке жил. Их к нему подселили. Одного, который постарше, Йоханом, вроде как, звали. Лёня запомнил только, что имя простое, Норвежское, типа как у нас Вася или Коля. Второго, Лёня точно помнит, звали Йеетти. Лёня с ними подружился. Они всё сигареты у него стреляли. Пока шли, курево у них кончилось, а на «Барнео» купить негде. У Лёни запас с собой был – блок «Беломора». Он с собой его в качестве неприкосновенного запаса брал в поездку. Как раз пригодилось. Норвежцы Лёне денег за папиросы всучить хотели, да какие там деньги, не взял у них Лёня, так выдал, - «Курите на здоровье».

Говорит, порассказали страстей, как они шли, как в разводье провалились. Повезло, не утонули, выбрались. Потом, умаявшись, мокрые спать легли. Один из них так и примерз задницей ко льду во сне. Потом, говорит, отдирать пришлось по живому, вместе со шкурой да мясом. Ничего, говорят, задница такое место, в котором жизненно важных органов нету, нарастет новое мясо не хуже прежнего. Шестьдесят девять дней шли. За день проходили по 18 – 20 километров и на 12-13 километров их назад лед оттаскивал. Такой вот закат Солнца вручную. Санки с припасами за собой тащили. Примусы они с собой примечательные брали, экспериментальные какие-то. Экономичные очень. Им на всю дорогу 300 грамм керосина хватило. В общем, мужественные ребята эти норвеги, что еще скажешь. Лёня говорит, что их там чуть ли не вся Норвегия встречать собиралась как героев. В общем, нормальные мужики! Русских уважают очень. Лёня пока с норвежцами общался от русского языка отвыкать начал. Все по-английски приходилось разговаривать. По-норвежски Лёня ни бум-бум, норвежцы по-русски тоже.

На «Барнео» Лёня свою радиостанцию с антеннами снова развернул. Не в служебных целях уже, а что бы с радиолюбителями посвязываться. Позывной у него был радиолюбительский R0POL – Россия - Полюс. Прохождение радиоволн пару дней неплохое было, радовало, в общем. Связей немало провел. Потом потепление началось, температура до минус пятнадцати поднялась, лед колоться начал. Срочно начали весь этот полярный аэродром сворачивать и на материк эвакуировать. За сутки с небольшим в припрыжку управились.

Вернулся Лёня на материк, на твердую землю. Летели по знакомому маршруту через Северную Землю в Хатангу. Надолго нигде не задерживались. Обратный путь всегда короче бывает. Потом в Москву. Лёня в компании с норвежцами был. В Москве уже, в гостинице на «ресепшене» стоят, оформляются, друг с другом по-английски лопочут. Тетка с «ресепшена» думала, что Лёня тоже иностранец, на нем же не написано, разве что нос картошкой (или сливой, это с какой стороны посмотреть, конечно). Хотела со всех по инвалютному тарифу слупить. Хорошо Лёня матернулся вовремя. В нем русского признали. По отечественному льготному тарифу оформили проживание.  Вот как бывает полезно вовремя родной фольклор употребить! Переночевали в Москве. Лёня утром с норвежцами попрощался, они к себе в Норвегию полетели, а Лёня домой на поезде. Пока на таможне груз растаможил, пока погрузил все свое на поезд, день и пролетел. Ехал в почтово-багажном, 911-м, Москва – Краснодар, каждому столбу по дороге кланялся.

Приехал, у нас весна, май месяц, кажись, был. Да, точно, майские праздники как раз были. Мы с друзьями на выходные на природу поехали. На авиа-шоу с воздушными шариками поглазеть. Тут Лёня звонит на сотовый, типа приехамши. Мы ему, - «Давай к нам подгребай». Он и приехал. Бородатый, рыжий! Сели, встретили. Водка, шашлыки.  Такие дела.
 
 
21 мая 2008 г. г. Краснодар.
Категория: Статьи | Добавил: radionavigator (23.05.2008) | Автор: Сергей Бессараб (RV6ASX)
Просмотров: 2610 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 4
4  
Я лично в высоких широтах не бывал. Поэтому писал со слов Леонида. Думаю, что иглу они назывались в силу материала постройки. А так да, загородки из льда.

3  
На полюсах не бывал, не получилось, но в высоких широтах и работал, и ходил в лыжные походы(это, что бы не обвиняли в голословности).Ребята!У Вас не ИГЛУ построены,а защитные стенки! Сам иглу строил много раз.Все таки это - полусфера!Строить сложнее,но жить гораздо комфортнее, чем в палатке.Но даже при опыте, постройка занимает 2-3 часа.Но потом!При любой температуре на улице(не выше, правда -3) и любом ветре можно находиться в майке,тепла хватает от пары свечек.

2  
Картиночки бы через winlink не пролезли. biggrin Я тогда помню первый кусочек отправлял, потом проблемы со связью были, потом решил не загружать почту. Тем более вы уже возле дома были.
"Барнео" - не знаю почему так. Французы называли. Со слов Лёни. Он именно подтвердил, что "БАрнео", а не "БОрнео".
Спасибо за добрые слова, очень приятно. biggrin

1  
Здорово написано, Сергей!
Ты мне такого не присылал на лодку. И с картинками...

А почему "Барнео"?


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright Сергей Бессараб © 2017