Категории каталога

Статьи [20]
AirMai Help для WinLink по русски [18]

Форма входа





Четверг, 17.08.2017, 10:47
Приветствую Вас Гость | RSS
Радионавигатор
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Статьи

Женский взгляд на яхтинг или турецкий гамбит
Светлана Бессараб
Сергей Бессараб (RV6ASX)
 
Женский взгляд на яхтинг или турецкий гамбит.
 
Часть первая.
 
Женский взгляд на яхтинг.
 
(Светлана Бессараб)


Что случается, когда смотришь фильмы про пиратов.
 

Перефразируя Джека – Воробья, т.е., конечно, КАПИТАНА Джека Воробья, на вопрос «Что для меня значит яхта?» я бы ответила: «Яхта – это, прежде всего, свобода». Но не только.
 
Яхта – это целый мир вне привычного мира.
 
- это рассветы и закаты в одиноких бухточках или на фоне древних развалин;
- это сон под ласковую и убаюкивающую качку, пробуждение с уверенностью, что день будет прекрасным;
- это свободное небо и любящее тебя море;
- это рыбаки и мальчишки на причалах, торгующие нехитрой снедью;
- это откровенное сибаритство и тяжкий труд;
- яхта это парус и ветер, и брызги в лицо;
- это мегадрайв и, чаще, чем хотелось бы, тошниловка;
- яхта это дружба и общение,
- яхта это слишком много, чтобы описать словами…
 
 
Не буду пытаться, просто попробую рассказать о нашем маленьком путешествии. О его мотивации и целях предоставлю рассказать моему мужу Сергею. Постановка целей, это ли не мужское занятие? А нам, женщинам, остается претворять великие (у мужчин по-другому не бывает) цели в жизнь.
 
Вполне разделяя желание Серёжки попробовать путешествовать на яхте, не стану кривить душой, очень опасалась, что не смогу в полной мере разделить с ним восторг от этого путешествия.
 
Во-первых, яхта - это не отель и от уборки, готовки, походов по продуктовым магазинам в таком путешествие никуда не денешься. А какая женщина будет мечтать в собственный отпуск, разделенный к тому же на не слишком большие части, насладиться домашней работой? К тому же никаких приятных экскурсий и необременительных прогулок путешествие не предусматривало, более того, были основания опасаться морской болезни.
 
И что..? Ехать фиг знает куда, платить за это фиг знает сколько (ну на пять звезд хватило бы), чтобы вдоволь помучиться?
Этими мыслями я с мужем не делилась, но куда денешься, в голову они лезли непрошено.
 
Для разбавления полезного приятным на семейном совете было решено, что летим мы через Стамбул, прилетаем утром и весь день знакомимся с историческим наследием византийцев и османов, затем вечером садимся на автобус и – в Мармарис (14 часов пути, но для бешеной собаки не крюк).
 
На обратной дороге планировалось застрять в Стамбуле на день, чтобы пошататься по бутикам (это уже уступка женским удовольствиям), переночевать и утром - домой.
 
Подобрался экипаж:
 
Две девочки:
 
Таня - моя любимая подруга и просто классная девчонка, но педант.
 
Я, - зовут меня Светлана.
 
Три мальчика:
 
Руслан - друг Серёжки, опытный моряк и истинный джентльмен.
 
Сергей - мой муж и по совместительству идейный вдохновитель путешествия.
 
Игорь - философ-баламут, но заботливый и ответственный друг.
 
Знаю, что Сергей познакомит невольных читателей с членами экипажа подробнее.
 
 
Сборы.
 
 
Ребята не стали вносить коррективы в план, за исключением некоторых моментов, ну, например, хождение по бутикам по факту сократилось до минимума, так как мужчины решили, что важнее посетить яхтенные магазины … Но об этом позже. Итак, мы приобрели авиабилеты и стали готовиться к путешествию.
 
Для каждой женщины путешествие начинается со сборов. Загруженные работой, мы с Таней (ну не с мужиками же советоваться!) решили, что всё успеем взять в последний момент, особый упор сделав на лекарственных препаратах. Мы ведь собрались не в отель, а в свободное путешествие.
 
На всякий случай были приобретены медицинские страховки на всех членов экипажа. Я взяла самые необходимые, на мой взгляд, лекарства, Таня, на её взгляд, тоже… Но поскольку Танюшка порой бывает более педантична, чем английские пэры, её багаж составлял пять сумок, по крайней мере две из которых были под завязку набиты лекарствами на все случаи жизни.
 
Мальчики мучились при переноске багажа и иронично сокрушались по поводу отсутствия у нас переносного медицинского комплекса. Таня искренне возмущалась, ведь, скупая полугодовые аптечные запасы, она старалась не для себя одной. Нужно отметить, что вечерние платья и даже босоножки на каблуках нам не понадобились, да мы их и не брали.

Едем.
 
 
Для меня первые метания начались уже в аэропорту. Как любая женщина я разрывалась между желанием скупить любимый и такой доступный парфюм в дьюти-фри и нежеланием перегружать сумки.
 
 
В конце концов, один из представителей сильной половины человечества в нашей маленькой команде - Деркач (он же Дэр Кац, он же Игорь), видя мои метания, покровительственно изрёк, что успеем «пошопиться» по дороге домой. Взяв себя в руки, я отложила покупки на обратный путь, забегая вперёд, скажу, что зря, отложенное сегодня не всегда возможно выполнить завтра!
 
Наконец, родные «Авиалинии Кубани», за весьма умеренную плату, надо сказать, доставили нас к месту назначения, и путешествие началось.
 
 
Мечта императора.
 
 
Стамбул встречал нас вполне кубанским дождём, грязью и общей не ухоженностью, так что в начале эта встреча вовсе не напоминала мне ту сокровенную мечту о наследнике могучей и прекрасной Византии, колыбели православия.
 
 
Константинополь, как же мечтали о тебе, о твоих ключах блистательные полководцы Империи Российской, ты был так близок, и так не досягаем! Тысячи солдат Его Императорского Величества сложили головы свои за эту прекрасную мечту, но ты остался верен тюркам. Впрочем, нашей маленькой компании ты открылся охотно, убедившись, что пришли мы как уважительные гости.
 
Выйдя из аэропорта, мы поняли, что без турецкой валюты не сможем купить даже жетоны на метро. Пришлось мне возвращаться в маркет при аэровокзале. При всём моём откровенном геокретинизме (я могу потеряться в трёх ёлках, как шутят мои друзья, упиваясь собственным умением ориентироваться более, чем в пяти), в аэровокзале у них потеряться невозможно (см на таблицы – указатели). Один жетон на метро, к сведению, стоит в Стамбуле 1,5 турецких лиры.
 
Курс обмена в аэропортах, на вокзалах и в туристических городах самый нежелательный. Если хотите обменять деньги по наиболее благоприятному курсу – лучше направить стопы в обменники при крупных Стамбульских банках. Забегая вперёд скажу, что чем дальше мы отъезжали от Стамбула, тем более туристическим становился курс.
 
 
Нужно отметить, что передвигались по Стамбулу мы исключительно на общественном транспорте: метро, трамвай (1 жетон = 1.5 лиры).
Учитывая общую загруженность города, это наиболее быстрый способ передвижения. Те районы, которые довелось нам посетить, не изобиловали российскими туристами, поэтому мы приятно выделялись шумной веселой русской бесшабашностью и неумелыми, но очень доброжелательными улыбками.
 
 
Улыбайтесь!
 
 
Улыбка во время путешествий заграницу как бы прилипает к Вам, Вы все естественнее улыбаетесь совершенно незнакомым людям, которые искренне готовы помочь Вам получить удовольствие от знакомства со своей страной, и, прилетая в Альма-матер, Вы по-прежнему улыбаетесь, ну… буквально до такого родного окрика на паспортном контроле «Не переступать черту!!!!» и неулыбчивых лиц таможенных чиновников и нелепых, ничем не оправданных ожиданий на контроле, ну и т.д. и т.п.
 
Так что, улыбайтесь заграницей, там можно быть проще.
Да, маленькое отступление: Мужчины, хочу предупредить, если Вас пытается похлопать по плечу, обнять иностранец, это еще НИЧЕГО не значит! Вас не пытаются тут же употребить, просто у них, как это говорится, менталитет другой!
 
Помню, как нас с Танюшкой позабавили наши мальчики: мой муж откровенно еле сдерживался, чтобы не «вломить» обнявшему его официанту, расчувствовавшемуся от щедрых чаевых, а Русик затравленно шарахался от попыток пообниматься со стороны хозяев кафе, магазинов и других приятных мест туристического времяпрепровождения.
 
И только многоопытный Игорь Дэр Кац снисходительно принимал дружеские объятия (опять же раздариваемые за щедрые чаевые).
 
 
Трудности перевода.
 
 
Надо сказать, что Игорь своим огромным (по нашим меркам) словарным запасом английских и, в особенности, испанских словей неоднократно выручал нашу безалаберную компанию из самых нелепых ситуаций.
 
Так, в одном из турецких квартальчиков, куда, кстати, завел нас всё тот же Игорь, попив чай в местной чайхане...
 
Надо сказать, что местные «чайханисты» смотрели на нас весьма удивленно, видимо в этот Аллахом забытый турецкий квартал давно не ступала нога русского человека, да и не ступила бы, если б не «умение ориентироваться» на местности, с мужским шовинизмом преподнесенное Игорем народу, как «надо же было познакомить вас с настоящей Турцией».
 
 
Так вот, попив чай, мы совершенно растерялись, потому что хозяин английского не понял, а русского и подавно. Жестовый русский тоже понимания не внес. И тут: «Порфавор, Ла Квенте!» - как-то так это прозвучало из уст нашего главного полиглота и, о чудо! Нас вполне поняли и принесли счет!
 
Ну да ладно, опять я забегаю вперед! Не имея каких-либо особых планов по исследованию Стамбула, мы, прежде всего, проследовали из аэропорта на автовокзал (OTOGAR), чтобы приобрести билеты на вечерний рейс Стамбул – Мармарис и оставить сумки в камере хранения.
 
И вот мы - свободные аж до самого вечера туристы, толком не знающие В КУДА идти.
 
 
Мы гуляем по Стамбулу.
 
 
Мой Серёжка подошел к делу грамотно и с помощью приобретенного путеводителя мы добрались до центра старого города. Там, доверившись доморощенному Сусанину – Дэр Кацу, мы немного поплутали, но благодушно восприняли это, как знакомство с Турцией изнутри.
 
Наконец, выйдя в более чистый и не испаряющий миазмы канализации район, мы нашли хорошее кафе и вполне достойно отобедали. Рекомендую тем, кто пойдёт нашим путём попробовать кебаб-микс с лаганой, м-м-м, пальчики оближешь, только не запивайте это холодной водой! Баранина, всё-таки.
 
Говорят, что раньше на Востоке был такой вид казни: накормить преступника бараниной и заставить запить её холодной водой, съеденное от неё встаёт сплошным комом. По незнанию я сама себя чуть не казнила.
 
 
А дальше настало время культурной программы. Быть в Стамбуле и не посетить Айе Софью? Этого уже я допустить не могла и уговорила таки ребят войти внутрь мечети. Как оказалось в последствии (уже по приезду домой) посетили мы всё-таки Голубую мечеть, а не Айе Софью, впрочем, впечатления это не испортило.
 
 
Кстати, вечером Айе Софье подсвечивается, а над её куполом, благодаря лазерным пушкам, взлетает танцующий дервиш. В следующее посещение Стамбула я это тоже надеюсь увидеть.
А в тот раз мы с Таней собирались познакомиться с резиденцией и сокровищницей султанов Османской империи Топ Капы. Думаете, нам это удалось? Мужчины просто взвыли, что не собираются всё отпущенное время бродить по каким-то дворцам.
 
 
Так что Топ Капы, с его оружейными и алмазными залами, золотой сокровищницей, мощами Иоанна – Крестителя, и многими – многими восхитительными вещами тоже останется на мой следующий приезд. Путём уступок и дипломатических переговоров мужской и женской частей экипажа выбор был сделан в пользу археологического музея.
 
 
Древностей в Турции настолько много и климат её так благоприятствует их сохранению, что сами турки уже не отдают себе отчета, какая из их земель не содержит в себе наследия древних времен.
 
 
Залы археологического музея испугали наших мальчиков своей огромностью, предметы старины глубокой быстро приелись и конец экскурсии мы с Танюшкой пробегали вдвоем, а мальчики устроили себе посиделки в кафе музея, столики которого расставлены прямо среди экспонатов: прекрасно сохранившихся статуй, надгробных плит (вид очень впечатляет) и деловито суетящихся ворон. Одна из них скомуниздила кусок сахара у наших «считающих ворон» мальчиков.
 
 
На этом культурная программа подошла к концу, мы вновь потрапезничали и, не спеша, отправились на вокзал. Мы вообще все в тот вечер делали не спеша. Неторопливо пили чай на вокзале, лениво обменивались впечатлениями о «Стамбуле – городе контрастов» (помните, «Бриллиантовая рука»?). Игорь сказал: «Куда спешить, всё успеем», ну мы и не спешили.
 
Вокзал на пятерых.
 
 
А потом, как-то вдруг оказалось, что мы уже опаздываем на автобус, а вещи наши, почему-то, нашлись не сразу, и пришлось мне с Игорем быстро-быстро бегать их искать пока ребята сторожили автобус, потом мы сами выбирали и выгребали из чемоданных завалов свой нехитрый скарб.
 
Выдававший вещи турок так и сказал: «выбирайте», кивнув при этом на горы сумок, и мы даже покурить перед отбытием успели едва-едва.
 
Развалившись, ну кто как смог: мне с моими метр шестьдесят было вполне комфортно, а вот Игорек с Танюшкой (метр девяносто восемь и метр восемьдесят восемь, соответственно) вытягивали ножки по очереди, мы отправились дальше в путь.
 
Как описать очарование ночного путешествия, переправу через залив на пароме? Рекомендую: любуясь водами залива, пейте выдержанный коньяк, это поможет Вам ощутить себя частью вселенной (я ощутила).
 
Как описать маленькие и уютные остановки – DURAKи (это по-турецки) с перекурами и восточными закусками, колоритом турецкой нетуристической местности. Туристы, как правило, не пользуются внутренними автобусными рейсами, а железной дороги у турков фактически нет, вот они и едут на отдых на автобусе.
 
Билет на такой переезд стоит 70 лир, это, примерно 35 Евро. Можно и дешевле, но с меньшим комфортом. В автобусе работает Стюарт (ну как в самолете, в общем-то). Русских на много миль в округе было всего пятеро – мы.
 
Стюарт и торговцы на остановках ничего не понимали по-русски и на нашем русско-английском, а мы – ничего по-турецки, так что объяснялись мы с помощью жестового русского.
 
О-о-о, это особый язык, когда вместе с показом пальцем на то, что хочешь, ты с умным видом изрекаешь: «Нэкадар?» (это «сколько стоит?» по-турецки), тебе отвечают… так же на турецком, а вот числительные то ты уже не знаешь…и переспрашиваешь опять на русском, ну и т.д. в том же духе, хотя что-то и на пальцах понятно.
 
Надо сказать, что не смотря на всю прелесть нашего внутреннего духовного состояния, к утру следующего дня от нашей компашки стало немного подванивать.
 
Нет, не подумайте ничего такого. Воспитанные мужчины знают, что от девочек не воняет (ну мы с Таней как раз пахли, как свежие розы), а вот наши вымокшие под Стамбульским дождем и не имевшие времени переодеться мальчишки…
 
В общем, Стюарт периодически разбрызгивал возле нас какую-ту пахучую дрянь, но она мало и ненадолго помогала, так что процедура продолжалась каждые полчаса. Нас это, как говорится, особо не парило. Если Вас парит, и Вы соберётесь повторить наш путь – поменяйте носки в дорогу!
 
 
Мармарис.
 
 
Прибыли в Мармарис мы около 10 утра. Капитан Анатолий Александрович из всей большой компании к себе в машину забрал только моего Серёжку, а мы – лопушки и лохушки до Марти-Марины (это такой дом для яхт и их владельцев в 30 км от Мармариса) добирались на такси. Впрочем, это недорого и очень комфортно!
 
По приезду мы стали искать причал с особым названием (не помню). Русик и Игорь, взяв командование на себя, с сумками протаскались сначала на один понтон, потом на другой, потом, оставив нам сумки, с умными лицами пошли на разведку (умные головы ногам покоя не дают, вот уж правда!).
 
А мы с Танюшкой, как истинные женщины, не мешая мужчинам думать, нашли тот же понтон по схеме, вывешенной прямо перед сброшенными сумками и, пока мужчины трудили ноги, познакомились с местной достопримечательностью – ручной пеликаншей Пелишей, о которой я еще обязательно расскажу.
 
 
В общем, через какое-то время мы попали таки на яхту «PUR PUR», которая на неделю стала нашим домом. Поддавшись убедительным аргументам мужчин, мы не заехали сразу за продуктами (до сих пор не понимаю, как в хозяйственных вопросах я могла довериться этим «профи»), пришлось тащиться в город ещё раз.
 
Но там уже я, не слушая жалоб, упрёков и уговоров мужа, методично обошла все прилавки и выбрала почти всё необходимое (на что в последствии никто не жаловался :-)).
В большом, но не достаточном количестве был закуплен нами в числе прочих жизненно важных продуктов шмурдяк (это наименование всех марок вина, присвоенное ему Деркачом).
 
В путешествии я поняла важную вещь: «сколько водки не бери, а второй раз всё равно бежать» - это не пословица, а чьё-то глобальное открытие, основанное на тщательном экспериментальном наблюдении.
 
Сколько бы мы не брали шмурдяка, пополнять его запасы приходилось ежедневно (а ведь на переходах ребята не пили, да и так пьяных не было!).

 
Качка.

 
В первый же день на «Пур-Пуре» пришлось признать, что закупленная в ужасающих количествах драмина (лекарство от качки), по большому счету, нужна только мне. Ребята как-то быстро прикачались, Танюшка, промучившись чуть дольше мальчиков, тоже, а для меня начался период полураспада.
 
 
Романтика морских путешествий в споре с морской болезнью выигрывала лишь с небольшим перевесом: меня мутило лёжа, сидя, стоя, во время сна и бодрствования, во время отдыха и работы, до и после еды. Особенно гадко было в полный штиль.
 
Немного легче - на стоянке и во сне, но, чтобы заснуть, нужно было уговорить сопротивляющийся организм, что качка – это хорошо и приятно, что, наверняка ведь, мама так качала меня в детстве. Организм неохотно и ворчливо прислушивался, вроде бы начинал верить, но потом вдруг подло переспрашивал: «Тебе точно приятно?», комок подкатывал к горлу - и все начиналось сначала. Так продолжалось два дня, а потом Морская болезнь отпустила. Я, как и весь наш экипаж, прикачалась.
 
Думаю, что благотворное влияние также оказала наша с Танюшкой поездка в Мармарис на небольшой шопинг. Если бы турки знали, как нравилось нам с Таней торговаться, они прибавляли бы цену в оплату этого удовольствия.
 
Самостоятельная прогулка в Мармарис с обедом в городе и возвращением на долмуше несколько сократила наш туристический бюджет, но значительно улучшила настроение. Кстати для очкариков (я в вашей команде), маршрут долмуша - местной маршрутки легко определить по цвету полосы на автомобиле, что, как и разделение социума в «Кин-Дза-Дза» по цвету штанов весьма удобно. Для интересующихся стоимость проезда по Мармарису равна 1,5 лирам, из Мармариса в Марти-Марину - 5 лирам.
 
А ребята в этот день благополучно отработали подходы/отходы яхты от понтона в Марти-Марине (нежно-зелёные оттенки наших лиц при выполнении этих манёвров несколько омрачали бы радость будущих шкиперов, а так и волки сыты и овечки в Мармарисе не заблудились).
 
Режим дня.
 
Наша жизнь на яхте уже на второй день приобрела устоявшийся режим и привычки. Утро начиналось на рассвете. Лишь только вершины гор примеряли нежно-розовую корону ласкового рассветного солнца, вся наша выспавшаяся или не выспавшаяся компания начинала, потягиваясь и зевая, выползать в кокпит.
 
Деркач, впрочем, оттуда и не выходил. Спал он на рундуке в кокпите, так как стеснялся делить двуспальную кровать с Русиком, а отдельная свободная койка была только в Таниной каюте, видимо, во избежание легких травм, вопрос о занятии этой койки с Таней не обсуждался (хотя, что тут такого? – как сказала сама Танюша). Самое же смешное заключалось в том, что подстелить на рундук матрац Игорь додумался только через три ночи и то только потому, что матрац остался валяться на рундуке после дневного перехода.
 
Поплескавшись в ласковом утреннем море, команда употребляла быстрый завтрак и яхта готовилась к отходу. Днём мы были в пути. Если дул ветер, шли под парусами, Если сильно качало, обед готовился на стоянке в какой-нибудь тихой и одинокой бухточке.
 
 
Мы плескались в своё удовольствие, играли с рыбками (они там удивительно любопытные и совсем не боятся подплывать к людям), а потом всем табором приступали к готовке. Вернее, табор был на подхвате, а вот само действо по приготовлению обеда…
 
О, какие это были обеды! Не буду хвалить свою готовку (я была лишь вторым коком), но фантазии нашего шеф-кока завидовала вся русская тусовка Марти-Марины.
 
Игорь Деркач после своего дебюта в этом качестве оставил неизгладимый след в суровых (нет, не желудках) - душах моряков.
 
Уна.
 
Иногда мы покупали свежую рыбу прямо с лодок турецких рыбаков. Последние так и живут, порой целыми семьями, на лодках. За неимением запасов муки (ну очень уж меня торопили в супермаркете!), в Книдосе нам с Таней (а кому же еще?) пришлось идти просить муку в кафе.
 
 
Во всем Книдосе не нашлось ни одного обжитого места, кроме жандармской хижины (жандармерия присутствовала в количестве 1 человека) и кафе.
 
Подойдя к жандарму, мы с Таней вежливо поинтересовались на английском: «где найти маркет?», нам также вежливо и серьезно ответили: «В деревне, 8 км отсюда» и жандармским пальцем указали направление (через горы, конечно). Оценив собственную шутку, жандарм с удовольствием посмеялся вместе с нами и посоветовал обратиться в кафе.
 
В кафе, конечно, никто по-русски не говорил, а слово «мука» ни в турецко-русском справочнике, ни в обще-командном английском словарном запасе не значилось. Я решила начать на своём довольно скудном английском, а потом ПОКАЗАТЬ (рекомендую всем попробовать) слово «мука».
 
Начала я очень неплохо: «Здравствуйте, мне необходимо… Далее показываю пальцами сыпучую щепотку муки и, гадая, как же ее описать, изрекаю: (на англ.) «белый», собираясь продолжить «дуст»…
 
Таня, прерывая меня на русском: «Света, только не говори: «порошок, люди нервничать будут» и мы взрываемся от хохота. Ничего не понимая, турок с удовольствием смеется вместе с нами.
Я начинаю сначала, дохожу до слова «белый» и, немного меньше веселясь, чем в прошлый раз, объясняю, что хочу жарить рыбу (всё сопровождается жестами, показом пантомимы, как именно эта рыба будет после посыпания мукой укладываться на сковороде и шипеть). Турок, кивая, что понял, спрашивает: «Уна?». Я говорю: «May be… Уна».
Понявший меня турок ведет нас с Таней к следующему, к нам присоединяется еще парочка официантов. Уже перед новыми зрителями мы повторно разыгрываем свой маленький спектакль. Туркам нравится и к нам присоединяются еще люди, на этот раз, по-моему, посетители кафе. Второй, более важный турок, чем тот, который привел нас, также благожелательно интересуется: «Уна?». Я все еще не вполне уверенно повторяю: «Может быть Уна».
 
Всей большой компанией мы заходим на кухню… и спектакль повторяется в третий раз (а туркам все больше нравится, некоторые готовы послушать на бис). Шеф повар (самый главный турок на третьем спектакле), повторяя предыдущих слушателей, спрашивает «Уна?».
 
Я, сдаваясь, говорю: «Да, Уна», и подруге: «Таня, надо брать это Уна, чтобы оно не означало, неудобно перед людьми, они ТАК принимают (ну как артистов)!». Под общий интерес выясняется, что Шеф-повар по бабушкиной линии абхаз, а это уже почти родственные отношения, земляки! Один из турков быстро что-то пакует и нам, ура!, выдается лоточек с мукой.
Надо сказать, что добытая с таким трудом мука после жарки рыбы была выброшена Таней, как «воняющая рыбой» (чем же ей еще вонять?), за что Таня была строго (но не очень громко и не всеми в слух) осуждена экипажем (разве можно разбрасываться сложно доступным в море продуктом)?
 
 
Книдос – придурковатый город древнеэллинской цивилизации.
 
Именно так сообщал нам путеводитель по Книдосу на русском языке. Здесь, конечно, большую роль сыграл перевод. Как я уже упоминала, на турецком DURAK – это остановка. Книдос в древности (лет 1500 -2000 назад) был перевалочной базой для галер, шедших в Бодрум, своего рода «остановочным» (ну или «приDURковатым») городом. До нашего времени превосходно сохранились амфитеатр древнего Книдоса, его морские склады, древние солнечные часы из известняка, фундаменты и некоторые детали храмов и жилых домов, расположенных террасами, термы и многое-многое другое.
 
 
Прибыв в Книдос около 11 часов пополудни, и получив от капитана указание об отходе через 2 часа, мы, как умалишенные, бродили по Книдосу в самый солнцепёк, стараясь рассмотреть и сфотографировать хотя бы что-то из построек древнего города. Изжарившись и обгорев под полуденным солнцем, чья-то умная голова (надеюсь, что моя, но, скорее, чья-то чужая) сообразила, что город и бухта стОят того, чтобы задержаться здесь на ночевку. Эта замечательная мысль была одобрена всеми членами экипажа и утверждена капитаном (так что бунт на корабле не случился).
 
Мы встречали закат в заливе среди величественных развалин древнего города, окружавших нас с трех сторон, солнце окрашивало древние строения в неуловимо таинственные закатные оттенки, а мы, среди прочих таких же «яхтонутых» (к вечеру на острове остаются только 7-10 яхт, включая рыбацкие лодочки, туристы на автобусах разъезжаются по отелям) наслаждались закатом, морем, древним городом и «Бейлизом».
 
Ну, это, в основном, мы с Таней, мужчины потребляли весь прочий шмурдяк, приобретённый, кстати, в том же кафе на Книдосе, что и бесплатная Уна, но уже по 30 лир за бутыль (а что вы хотели, если ближайший маркет за 8 км через горы?).
Когда солнце коснулось вершин окружающих бухту гор, мы всем экипажем двинули в сторону древнего маяка встречать закат.
 
Только в окружении древних развалин, когда один на один остаешься с осколками древнего мира, и природа, чувствуя заход солнца, засыпает: смолкают цикады, успокаивается море, наволновавшись во время прилива; ты с легкой грустью понимаешь, насколько быстротечно время и ты - часть мира, вмещающая всё твое сознание и чувства и жизнь, слишком маленькая песчинка в этом потоке, и все отчетливее сознаешь, что уйдешь, как ушли те, кто построил этот город, а стены и скалы будут стоять как и прежде; и море, равнодушное к твоему уходу, как и прежде, будет омывать древний бастион.
 
 
Кто-то после тебя, лежа на краю скалы на остатках фундамента, так же будет любоваться на закатывающееся за горизонт солнце и каждой клеточкой такого еще живого и сильного тела чувствовать эту быстротечность и светлую, лишь чуть заметную грусть. И также ничего нельзя будет изменить и задержаться, ведь до тебя кто-то тоже хотел, но не смог, все так преемственно и правильно задумано Им, а ты - всего лишь песчинка в потоке…
 
Пока мы упражнялись в философии (хотя Таня, может, и упражнялась, а мой муж, скорее, думал о чем-нибудь более практичном, он более здравомыслящий человек), Русик и Игорь добрались до вершины горы и даже полезли (ну это не от большого ума) на смотровую вышку, более похожую на металлолом, кое-как закрепленную на самой вершине. Как потом оправдывал свой поступок Деркач, он подумал (они даже думали!), раз вышка стоИт (хоть и значительно качаясь), значит, кто-то по ней уже взбирался и, поскольку чьих-либо останков в окрестностях не наблюдалось, скорее всего, задуманное пройдёт успешно.
 
Налюбовавшись закатом и сфотографировавшись, мы уже почти в потемках спустились вниз. Вечер прошел великолепно. Вы когда-нибудь ужинали на яхте среди таких красот? А мы еще и свеженькой рыбки нажарили! Ближе к полуночи, я, совершенно умиротворенная, пошла спать. Муж, как дежурный по камбузу, убрал из кокпита посуду и пустые бутылки из под разного шмурдяка и присоединился ко мне.
 
Ничего не предвещало продолжения банкета, но для нашей команды ночь только вступила в свои права. Ребята и Танюшка сначала выпили все запасы коньяку, потом шмурдяк (две бутылки). Было весело, и они продолжили текилой в баре единственного на острове кафе. Потом экипаж (его мужская часть) лихо отплясывал на пирсе с привлекательными испанками и ревнивыми турками.
 
 
На этой спонтанной дискотеке наши мальчишки «запали» на девочек-испанок, а тех уже обхаживал экипаж гулеты, на которой девчонки и прибыли на Книдос. Русские и турецкие мужики в извечном споре у кого рога крепче (раскраска ярче, хвост пушистее и т.д.) «обтанцовывали» млеющих от внимания испанок, Танюшка просто наслаждалась прекрасным вечером. Но как наши парни не старались, крепкие и загорелые турки в конце концов оттерли их от красавиц- южанок.
 
Не солоно хлебавши (если не считать текилу с солью), мальчишки вернулись на яхту, пришлось им запивать горечь поражения припасенной еще из России водкой. В общем, заснули поздно, проснулись злые.
 
Категория: Статьи | Добавил: RV6ASX (23.10.2009) | Автор: Светлана Бессараб, Сергей Бессараб
Просмотров: 2539 | Рейтинг: 4.2/6 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright Сергей Бессараб © 2017