Категории каталога

Статьи [20]
AirMai Help для WinLink по русски [18]

Форма входа





Четверг, 17.08.2017, 02:40
Приветствую Вас Гость | RSS
Радионавигатор
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Статьи

Из Таганрога в Геленджик на яхте "Мария"
Сергей Бессараб (RV6ASX)
  
Из Таганрога в Геленджик на яхте "Мария".
  
Когда сидишь в мягком кресле дома или на работе и читаешь в интернете рассказы о путешествиях как-то не страшно совсем. И волна вроде не такая большая, как автор пытается рассказать, и ветер, в общем то, не сильный дует с экрана компьютера. Думаешь, чего там, подумаешь Средиземка, поход там из Италии в Грецию или еще куда. На глобусе полтора ногтя всего. На деле страшнее. И дело не в том, что сильно страшно, а как-то не по себе немного. Потому что поход то настоящий, и волны и ветер тоже. Ну, это ладно. Из дома, из привычной атмосферы  дом – работа приходится уезжать на не совсем определенный срок. Ведь яхта – не самолет, по расписаниям не ходит. А тут еще жена с тещей переживать заранее начинают, и беспокоиться тоже. Прогнозы по телевизору смотрят во все глаза, волнуются. В общем, не просто быть путешественником, это я уже понял.
 
Напросился я к товарищу на перегон его яхты из Таганрога в Геленджик. На неделю вырваться с работы не просто, но получается. Поход самый настоящий – одно море (Азовское) точно переплыть придется.  В общем, сроки согласовали, отпуск я себе оформил – в путь.
 
Ломал себе голову как добраться до Таганрога из Краснодара.  Привык на машине ездить, но тут этот вариант не прокатывает, кто потом машину домой погонит? Дочка, правда, предложила, типа я могу отвезти, но решил ребенка не эксплуатировать, а поехать как все люди в таких случаях – на автобусе. Сел вечером на проходящий автобус Геленджик – Таганрог и рано утречком был уже на месте.
 
Я в Таганроге учился, поэтому мне было интересно посмотреть – сравнить свои впечатления 12-ти летней давности. Показалось, что стало чище, на дорогах меньше выбоин, а так все по-прежнему. Старенькие домишки в центре, зеленые улочки со старинными названиями. Милый провинциальный городок. И чего его так в «Нашей Раше» не любят?
 
Таганрог поразил меня своей безлюдностью, что, в общем-то, неудивительно, так как было семь утра субботнего дня. Доехал на такси до яхтклуба. Большинство лодок уже на воде, кое-где уже виднеются таблички «морские прогулки», сезон начинается. На входе в яхтклуб доблестный милиционер транспортной милиции поинтересовался моими документами, посмотрел мой паспорт и отпустил с миром. Постоял у воды, подышал запахом весеннего Азова.
 
Звоню Алексею (Тауди) – капитану и владельцу стального  50-ти футового корабля под названием «Мария». Весь экипаж уже на борту, поджидали только меня. На 10.00 назначена встреча с пограничниками для оформления выхода в море. Алексей на тузике забирает меня вместе с моим тяжеленным хабарем и я оказываюсь на борту. Знакомлюсь с экипажем. Часть экипажа мне знакомы, это Алексей – капитан, Илья (брат Алексея) и Женя (как я понял земляк Алексея из Хабаровска). Знакомлюсь с новыми для меня людьми – это яхтсмены из Ростова: Анатолий, Юрий и Валерий. В экипаже есть одна дама – Елена – супруга Ильи. Вот такой получился экипаж.
 
 
Несколько слов о лодке, на которой предстояло путешествовать. «Мария» - стальная яхта проекта «Гидра» отечественной постройки. Большая и вместительная. Имеет два кокпита – центральный и кормовой. Основная работа с парусами ведется из центрального кокпита, а рулевой пост, находится в кормовом. На лодке две каюты – двухместные носовая и кормовая и большая кают-компания с четырьмя спальными местами, камбузом, штурманским местом. Есть еще большой моторный отсек, между кают-компанией и кормовой каютой, гальюн (находится перед носовой каютой) и душ (между моторным отсеком и кормовой каютой). Яхта приспособлена для длительной жизни на борту. Есть кондиционер, стиральная машина. Для автономного питания напряжением 220 В предусмотрен отдельный 4-х киловаттный дизель-генератор. Паруса на лодке староваты – генуя еще получше выглядит, а грот сильно растянутый.
 
 
Для того чтобы принять пограничников, и для затаривания продуктами и топливом решили пришвартоваться к пирсу яхтклуба. Стоим, покачиваемся. Часть экипажа ушла за покупками, имея на руках длинный список всего необходимого, составленный и утвержденный капитаном. Ждем пограничников. Все документы и необходимые ксерокопии для проверки готовы и ждут своего часа на столе. Сначала вернулись наши посланцы с известием, что магазин открывается только в десять часов. Решили пройти сначала пограничный контроль, а потом уже заняться продуктами и заправкой.
 
Пока суть да дело, занялись приготовлениями к путешествию. Нам с Юрием досталась работа по электрической специальности – подключить Рэймариновский индикатор лага и эхолота и отремонтировать зеленую лампу ходовых огней. Вооружившись необходимым инструментом, принялись за дело. Разобрав ходовой огонь, убедился, что проблема не простая – резиновый уплотнитель прорвался и металлический патрон и цоколь лампы от воздействия влаги превратились в одно сплошное ржавое месиво. Пришлось при помощи плоскогубцев и магических слов выковыривать старую лампу и присоединять новую. После получаса пыхтений все получилось и зеленый огонь засиял во всей красе. Конечно, светильник (патрон, по крайней мере) при первом удобном случае нужно будет заменить, но на переход и первое время хватит. Подключили датчик, проверили его работу. Тоже все получилось, теперь рулевой перед глазами имел информацию о скорости и глубине.
 
За работой время пролетело незаметно, пришли пограничники. Для проверки нас всех собрали в кают-компании, сверили нас с нашими документами, взяли копии наших паспортов, судовую роль, маршрутный лист. Спросили когда выходим, Алексей сказал, что через час, через полтора. У пограничников возник вопрос, зачем тогда их на 10.00 вызывали, если планируем выход около 12.00. Объяснили, что не знали, что магазины открываются только в 10.00, да и в загарницу не собираемся, а заходы в российские порты по пути следования нам не запрещены. Пограничники еще несколько раз звонили по телефону, чего-то уточняли, но в результате поставили все необходимые печати – гуляй Вася! Свобода!
Тут же закупочная команда отправилась в магазин за продуктами, а я пошел помогать Валерию заправлять лодку соляркой. Через час, полтора все приготовления были завершены, фотографии на память и в путь!
 
 
После выхода из яхтклуба огибаем Таганрогский порт  и выходим в Таганрогский морской канал, огороженный вешками. Идем вдоль правой кромки канала, чтобы при появлении большого судна уйти за пределы судового хода. Но большие суда нам не встретились. Ветра почти нет, идем под двигателем. Солнце палит уже по-летнему (лысина и нос у меня в результате поджарились и шкура отлохматилась).
 
Алексей собрал весь экипаж и провел инструктаж по безопасности, показал место, где находится ящик с аварийным комплектом и фальшфейерами, где находятся спас жилеты, рассказал, как пользоваться концом Александрова и спасательным кругом, что делать в ситуации «Человек за бортом». В общем, все обстоятельно и подробно.
 
С разрешения капитана распаковываю свою аппаратуру. КВ трансивер, модем, компьютер, достаю заранее приготовленную антенну - диполь на диапазон 30м. Алексей помог мне разобраться с подключением к бортовой 12-ти Вольтовой сети лодки. Один конец диполя подняли на грота-фале, второй закрепили на кормовой релинг. Пытаюсь соединиться с ближайшей болгарской базовой станцией системы WinLink, через две – три минуты все получается. Есть коннект! Отправляю информацию о текущем нашем местоположении, письмо домой и Андрею Поповичу на шхуну «Чава». Алексей просит передать пару писем своим знакомым. Принимаем прогноз погоды на два дня для нашего района. Обещают западный ветер 10 – 15 узлов. Ребята отнеслись с некоторым недоверием к прогнозу, но мне то что, за что купил, за то и продаю! Сворачиваю работу – моя вахта. По окончании вахты есть желание продолжить эксперименты с WinLink-ом и попробовать напрямую связаться со шхуной «Чава», находящейся в этот момент в Японском море.
 
 
Моя первая самостоятельная вахта! Здорово! Конечно, капитан и более опытные ребята следят за моими действиями и в случае чего помогают советом, но вроде все получается. Немного трудно правильно отслеживать курс по компасу, так как картушка от качки мотыляется из стороны в сторону и стекло запотело. В компас налита простая вода вместо специальной жидкости, может быть дело в этом? Я достаю свой карманный GPS, взятый из дому, мы забиваем в него контрольную точку и двигаемся по направлению, рекомендуемым GPS-ом. Так гораздо удобнее. В общем, этот GPS нас здорово выручил на протяжении всего перехода, так как штатный GPS находился в салоне у штурманского стола, и сверяться с ним из кормового кокпита было практически невозможно. Мы передавали GPS как талисман от вахтенного к вахтенному, вешая на шею за веревочку. В результате, почти весь трек нашего путешествия оказался записан.
 
Встречный ветер постепенно усилился. Не 15 узлов, как обещал прогноз, но 5 – 10, где-то так. Появилась встречная волна. Волна не высокая, не более 1 м, но по Азовски короткая и крутая. Глубины не большие, на эхолоте 2.5 – 3.5 м. Таганрогский залив он такой. Мария форштевнем разбивает встречную волну. Периодически попадаются волны побольше, чаще три – четыре подряд, которые выделяются из общей массы. Мария подскакивает на них как мячик и плоским днищем носовой части корпуса плюхается с размаху в воду, поднимая кучи брызг и швыряя народ, находящийся внутри лодки от одной переборки к другой.
 
 
В 20.00 закончилась моя вахта, спешу к трансиверу. Хочется попробовать связаться с Андреем напрямую. Но, к сожалению, ничего не выходит. Тогда отправляю свой очередной позишен репорт и иду сматывать антенну. Принято решение ставить паруса и мой диполь на грота-фале будет мешать, сматываю антенну на вьюшку и убираю до следующего раза. Юра помогает зафиксировать аппаратуру на штурманском столе, а то меня, признаюсь, немного укачало от работы внутри лодки и рассматривания кнопочек на ноутбуке. Выбираюсь в кокпит, там намного легше неокрепшему организму.
 
Ставим геную и зарифленный на одну полку грот. Идем левым галсом. Таганрогский залив достаточно узкий и мелкий, поэтому через полчаса делаем поворот. При смене галса генуя цепляется за краспицу и рвется по шву. Разрыв не очень большой, но парус немного больше скручиваем на закрутку и идем дальше.
 
Пошел спать. Немного беспокоился, удастся ли заснуть при качке. Койка мне досталась в салоне с правого борта. Укрылся спальником, зарылся головой в подушку и провалился в сон. Сквозь сон чувствовал, как лодка меняет галсы, потому что на правом галсе приходилось выставлять локоток, чтобы не вылететь с койки. А так нормально, выспался лучше, чем дома. Баюкает как в люльке.
 
Рано утром меня разбудил Юра, позвал на подвахту к Анатолию. Оделся, вышел. На верху свежо. Лодка идет под мотором против западного ветра. Справа огни Мариуполя, слева где-то в предрассветной дымке Ейск. Получается, что лавировка не дала результата. На ветер мы практически не выбрались. Спускаюсь, готовлю чай с бутербродами Анатолию и себе. Пьем чай, разговариваем, смотрим как розовеет на востоке небо, предвещая усиление ветра («Небо красно по утру – моряку не по нутру»). Вспоминаем другие морские поговорки – «Если солнце село в тучу, - жди моряк от тучи бучу». Накануне солнце действительно село в тучу, но бучи так и не было.
 
Рассвело, доходим до точки поворота на юг, в сторону Керченского пролива. Ставим паруса – надорванную геную и зарифленный на одну полку грот. Идем в галфвинд, правый галс. Ветер – обещанные WinLink-ом 10 – 15 узлов. Заглушили двигатель, скорость 5 – 6 узлов. Слышно, как жужжит редуктор, вращаемый винтом. Волна бьет в скулу, иногда в борт. Так же как и предыдущим вечером подкатывают три – четыре высоких волны и тогда лодку раскачивает сильнее, стараемся встречать такие волны скулой. Пьем чай, едим бутерброды, доедаем вчерашний суп. Пытаюсь определить период появления больших волн, но сбиваюсь со счета и бросаю это дело. Иногда появляются большие суда. Они нас то обгоняют, то проходят навстречу мимо нас. Места в море много, никто никому не мешает. Берегов не видно. И тут я понимаю, что я первый раз в жизни очутился в открытом море! Здорово! Мне нравится!
 
 
Так как идем под парусами, нет возможности развернуть антенну и поработать в эфире. Но прогноз погоды на текущие сутки у нас есть, так что не страшно. Для следующего путешествия решаю сделать более удобную антенну – штырь с встроенным согласующим устройством с возможностью крепления на кормовых релингах. Это будет намного практичнее, чем диполь, поднимаемый на фале.
 
Снова моя вахта. Борюсь с особо большими волнами, стараюсь встретить их не бортом, а скулой. Иногда крутая волна разбивается о борт и нас осыпает водяной пылью. Генуя трещит, процесс ее разрушения продолжается. Предлагаю убрать геную, пока это еще возможно. Убираем. Скорость падает примерно на узел. Идем дальше. Солнце не слепит как накануне вечером, а перемещается к западу на правый борт. На востоке собираются грозовые тучки. Наверно на Кубани дождь. Впереди и сзади на горизонте угадываются силуэты судов, идущих на юг к проливу и на север, к Мариуполю, Ростову. Эти силуэты – хороший ориентир, не нужно постоянно сверяться с GPS-ом и компасом. До входа в Керченский пролив 35 миль. Примерно половину пути от выхода из Таганрогского залива к Керченскому проливу мы одолели.
 
 
 
На палубе появляется Алексей, спрашивает не нужно ли взять еще один риф на гроте. Но вроде нормально, ветер не слишком сильный для зарифленного грота. Примерно 20 – 25 узлов. Может быть на порывах до 30-ти. Скорость хода к вечеру немного выросла – 5 – 6 узлов. Жалеем с ребятами о порванной генуе, возможно смогли бы быстрее идти – 7 – 8 узлов.
 
Темнеет, сменяюсь с вахты. Иду спать. К утру локоток занемел, потому что пришлось всю ночь упираться, чтобы не вылететь с койки.
 
Просыпаюсь свежим и отдохнувшим, выбираюсь на палубу. На горизонте уже виден вход в Керченский пролив. Справа, на крымской стороне, маяк Еникальский на мысе Хрони. Его далеко видно, он на горе. Слева, на кавказской стороне, на мысе Ахиллеон, виднеется золоченый купол церкви поселка Приазовский. Издалека нам показалось, что это тоже маяк. Но, посмотрев на карту и подойдя ближе, поняли, что ошиблись. Волна и ветер постепенно слабеют, мы входим в пролив. Зеленые склоны крымского берега изрезаны ажурной тенью облаков и подсвечены лучами восходящего солнца. На рейде стоят корабли, некоторые идут по проливу ближе к крымскому берегу, там основной судовой ход.
 
Убираем грот, запускаем двигатель и связываемся с «Траффик-контролем» пролива. На всякий случай, достаем еще и переносную радиостанцию и настраиваем на 14-й канал – частоту Траффик-контроля, кладем в кормовой кокпит поближе к рулевому. Траффик-контроль указывает нам на кромку судового хода вдоль кавказского берега. Идем, внимательно наблюдая за судами в проливе и окружающей обстановкой, слушаем радио. Ветер и волнение в проливе совершенно стихли. Пользуясь отсутствием качки, Анатолий варит кастрюлю вкуснейшей манной каши, завтракаем, пьем чай, лопаем конфеты. Я развернул свою радиостанцию и передал сообщения о наших координатах, получил прогноз погоды на следующие двое суток. Работал снова через болгарина, так как днем на 30-ти метровом диапазоне центральная Европа проходит не очень хорошо. Ветер нам пообещали слабый – З-С-З 10 узлов с тенденцией к уменьшению к концу дня. Слева проплывает порт-Кавказ. Мы опасались, что придется уклоняться от проходящих через пролив паромов, но, наверное, еще было рано, и паромов мы не заметили. Так мы и шли вдоль череды пронумерованных большими цифрами красных буев, изредка отвечая на вопросы траффик-контроля о нашем местоположении.
 
Таманский полуостров, мимо которого мы шли – занимательное место. В студенческие годы мы неоднократно ездили туда убирать виноград в местный винсовхоз. Студенческий строй отряд и все что с ним связанно всегда приятные воспоминания. Сейчас виноградников не так уж и много, часть выкорчеванных Горбачевым в 80-е годы полей теперь засевают бахчей. Но вина по-прежнему много, наверное, даже больше чем в те предперестроечные годы. Помню, мы тогда просадили все свои деньги за неделю, а потом подряжались копать траншеи для фундаментов с оплатой натуральными продуктами виноделия. Апофеозом студенческого винопития стала деревянная бочка, спрятанная под берегом лимана и заполненная не фильтрованным суслом ркацители до краев. Через неделю продукт был готов, и молодое вино полилось рекой. В общем, шалили как могли.
 
Кроме вина и виноградников Таманский полуостров сборище различного рода и разных времен археологических памятников, которые там встречаются чуть ли не на каждом шагу. Дыхание истории чувствуется. Рядом с нашим поселком был памятник трактористам, подорвавшимся на минах в послевоенное время. Поля Тамани до сих пор напичканы напоминаниями о прошедшей войне. Мы находили неразорвавшиеся снаряды, гранаты, не говоря уже о мелочевке – стрелянных гильзах и прочем. Хватало ума не брать эти трофеи с собой, а закидывать подальше в кусты от греха подальше. Фашисты цеплялись буквально за каждый клочок этой земли, создав «Голубую линию» обороны подступов к проливу и буквально нашпиговав землю смертельным железом. Много наших бойцов там полегло, вечная им память.
 
Тамань богата еще и более древними свидетельствами человеческой деятельности. Множество курганов разбросанных по полям и виноградникам, напоминающих нам о прошедших эпохах и людях, населявших полуостров. Даже в центре поселка, где мы - студенты жили, был курган. На берегу Динского залива тоже был курган, но не могила как прочие, а остатки древних укреплений. Со стороны залива, там, где вода подмывает берег, были хорошо видны участки каменной кладки. Надпись на ржавой табличке, воткнутой в землю рядом с курганом, гласила, что эти развалины датируются IIIIV в.в. нашей эры. Местные жители рассказывали нам легенду, что когда-то раньше существовал подземный ход, соединяющий курган в поселке с курганом на берегу залива. Не знаю правда это или нет, хотя если рассудить, то вполне возможно. В центре этого холма была большая яма со следами каменной кладки. Возможно, что когда-то это было входом во внутренние помещения укрепления, а может и в подземный ход. Укрепления, скорее всего, прикрывали северное побережье Таманского и Динского залива, - вход со стороны моря к теперешнему поселку «Сенной». Думаю, что в древние времена на этом месте тоже существовал населенный пункт и порт, место в этом плане уж очень удобное и защищенное. Таманский и Динской залив конечно мелковаты, но осадка судов первой половины прошлого тысячелетия, приходящих торговать из Греции и Византии скорее всего была не велика.
История Таманского полуострова занимательна, кого здесь только не перебывало: Греческая колония, Византийская, Русское княжество (былинная Тмутаракань была именно здесь), Хазары, Скифы, Генуэзцы, всех и не упомнишь.
 
После выхода из пролива, пришлось огибать довольно большое количество судов, стоящих на рейде с кавказской стороны. С юго-запада подошла грозовая тучка. Начался ливень с грозой, поднялся ветер – небольшой шквал. Мы шли без парусов, на двигателе, поэтому рифиться не пришлось, и каких-либо проблем шквал нам не доставил, только лодку раскачало на волнах появившихся незамедлительно. После того, как мы обогнули рейд, в GPS была забита точка на траверзе острова Большой Утриш, что примерно на половине пути от Керченского пролива до Геленджика. От мыса Железный рог до Большого Утриша берег изгибается большой дугой на восток, поэтому следуя по прямому курсу к выбранной точке, мы стали отдаляться от берега. Сначала, проходя Железный рог, берег замаскировался от нас пеленой уходящего в ту сторону грозового фронта. Вдалеке виднелись силуэты грузовых терминалов нового грузового порта, строящегося на оконечности Таманского полуострова. Потом береговая линия отмечалась только узкой полоской Бугазской косы одноименного лимана. Эти песчаные пляжи – пристанище серфенгистов, летом сюда приезжает много любителей этого вида спорта. Здесь почти всегда неплохо дует, на огромном пустынном пляже найти место для размещения палатки не проблема. В этом месте побережья много песчаных отмелей, которые тянутся на несколько километров от берега, в связи с этим мы выбрали курс мористее.
 
Алексей высказался на тему, что сейчас пограничники кээк докопаются до нас по поводу проложенного курса, кээк заставят нас идти ближе к берегу. Но радиостанция молчала. Мы сами вышли с ними на связь, доложились по всей форме и вопросов у них к нам не возникло. Какое то время были слышны переговоры судов в проливе, потом на связь вышла Анапа, передала прогноз погоды.
 
На горизонте показалось белое пятно Анапы. Ставим грот. Надоело раскачиваться на попутной волне. Жалко, что нельзя поставить геную, обрывки ее шкаторины развеваются на попутном ветру. Грот, зарифленный на одну полку при полном бакштаге, не дает заметного эффекта. Капитан принял решение ставить полный грот. Отдаем рифы. Пытаемся набить фал, чтобы фаловый угол паруса добрался до положенного ему места возле топа мачты. Закладываем фал на лебедку, так как идет туго. Резкий хлопок, треск – фаловый угол паруса оторван. Майнаем грот, хорошо еще, что фал свободно отдался вниз. Снимаем грот, и наша «Ростовская» часть команды в лице Юрия, Анатолия и Валерия предпринимает попытку его зашить. Выясняется причина аварии, - фаловый угол оторвался по шву, капроновые нитки, видимо от воздействия ультрафиолета рвутся в руках. Что и говорить -  просто старый парус. Достали катушку ниток, вооружились инструментом, приступили к ремонту. Чтобы жизнь не казалась монотонной, Женя достал свою гитару, и в кокпите расположилась живописная компания, зашивающая парус и распевающая песни под Женин аккомпанемент. Потом гитару взял в руки Анатолий, выступил со своим репертуаром. Алексей приготовил свое коронное морское блюдо – вареные сосиски с рисом. Экипаж по очереди нырял в кастрюлю, поедая рис в прикуску с сосисками.
 
За всеми делами как-то незаметно для себя миновали Анапу. Берег уже не такой низкий, чем дальше в сторону Новороссийска, тем выше и выше возвышается над морем, да и мы заметно приблизились к берегу. Глубины уже не Азовские – 60 - 70 м на эхолоте. В небольшом распадке между прибрежных гор просматривается долина Сукко с одноименным поселком. Дальше у подножья гор виднеются очертания острова Большой Утриш (который на самом деле уже совсем не остров, так как соединен насыпной дамбой с берегом). На бывшем острове находится маяк. За маяком виднеются разноцветные крыши строений. Дальше только каменные осыпи прибрежных гор, которые тянутся до Абрау-Дюрсо и Южной Озереевки, а может и до входа в Новороссийскую бухту.
 
Починка грота подходит к концу. Нас встречают дельфины. Их много, они играючи подныривают под лодку, появляются то слева, то справа, выпрыгивают из воды. В общем, веселятся сами и не дают скучать нам. Все владельцы фото и видеоаппаратуры тут же не сговариваясь кидаются по каютам и вооружаются съемочной техникой.  Дельфины рады позировать, только успевай нажимать на кнопку фотокамеры. Дельфины не большие по размерам, метр с небольшим в длину. Такое впечатление, что это не взрослые особи, а «банда подростков» вырвавшаяся из под родительской опеки. Дельфины, поиграв с нами, остались позади. У них, наверное, есть свои определенные места для охоты и обитания, которые они не станут покидать без крайней необходимости. Поигрались с нами, пора и честь знать.
 
У Юрия возникла идея провести учения МОВ (с согласия капитана). Жертвой оказалась пустая пятилитровая канистра из под воды с привязанным к ручке гаечным ключом. С криком «Человек за бортом!» канистра описала в воздухе плавную дугу и плюхнулась в воду. Вахтенный Женя начал маневры по спасению «утопающего», остальной экипаж производил наблюдение и корректировку курса. Дело это оказалось далеко не простым, не смотря на то, что шли без парусов, под двигателем, «утопающий» был поднят на борт только с третьего или четвертого захода. Наглядный пример необходимости пользования спасательными и страховочными средствами, хотя ими у нас на лодке ни кто и не пренебрегал.
 
Стемнело, грот был отремонтирован и готов к подъему на мачту. Привелись к ветру поставили грот. Качка немного стабилизировалась, пошел спать. Проснулся где-то около 3-х часов ночи от звука радиостанции. Алексей отвечал на запросы уже Геленджикских пограничников. Что за яхта, кто капитан, сколько команды. Прозвучала нотация на тему того, что завтра утром необходимо прибыть на погранзаставу со всеми необходимыми документами, задали дурацкий вопрос (по-другому не назовешь) зачем мы идем в Геленджик. Все это голосом сварливой продавщицы из колбасного отдела гастронома 80-х годов. Невольно приходит в голову мысль, что российский яхтинг, при таких порядках, обречен влачить свое незавидное существование еще на долгие годы.
 
Но это проза, а лирика состоит в том, что поднявшись из кают-компании в кокпит моим глазам открылась изумительная картина ночного Геленджика, к которому мы подходили. Город и бухта сияли тысячами огней. На горе фосфоресцировала фиолетовым надмись «Мегафон». Красиво. Грот был убран, мы шли под двигателем, так как ветер кончился еще в начале ночи. Нашей задачей было разобрать в этом многоцветии огни входных буев бухты. Хорошенько присмотревшись, они были обнаружены. Мы вошли в бухту.  Стали на якорь возле яхтклуба. Переход закончен.
 
Утром, проснувшись и позавтракав, занялись съемкой генуи с закрутки для отправки на ремонт парусному мастеру. Часть команды «списалась» на берег. У кого-то были срочные дела в Геленджике и Новороссийске. Юрий с Валерием предприняли ознакомительное путешествие на тузике по бухте. В общем, тузик без дела не стоял. В яхтклубе, напротив которого мы стояли на якоре, началась тренировка юных яхтсменов. Дети гоняли по треугольнику на «Оптимистах». Чуть позднее на воде появились несколько «Лучей». Изредка с берега доносились усиленные мегафоном команды тренера.
 
Собрал свои хабари – одна, но очень тяжелая сумка с трансивером и прочими аксессуарами радиолюбителя. В очередной раз дал слово себе разбогатеть и купить трансивер поменьше/полегче. Около 5-ти вечера за мной приехал кум на машине и я попрощался с экипажем и лодкой. Мы переправились на тузике, последний взгляд на бухту – и в путь, домой.
 
Выводы:
 
Путешествовать на парусной лодке мне понравилось.
 
Экипаж, даже такой не маленький (8 человек) как у нас, достойно справился с переходом. Мы расстались хорошими друзьями. Надеюсь, что мне еще выпадет удача попутешествовать с ребятами. Спасибо всем без исключения за хорошую компанию и возможность перенять опыт!
 
Лодка тоже себя проявила со своей лучшей стороны. Она не капризничала, вела себя с достоинством и грацией. Похоже, ей самой больше нравится путешествовать, чем катать туристов по бухте.
 
Я испытал оборудование для WinLink в морских условиях и получил положительный результат. Прогнозы погоды нам пригодились.
 
Подметил некоторые нюансы в оборудовании лодки и организации походов, которые мне пригодятся в будущем при строительстве своей лодки, а так же в будущих походах.
 
Хочу еще!
  
Категория: Статьи | Добавил: RV6ASX (02.07.2009) | Автор: Сергей Бессараб
Просмотров: 3301 | Рейтинг: 5.0/6 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright Сергей Бессараб © 2017